Отчет с поездки на «Ирак»

2012
07.04
 
Это была моя первая поездка на серию игр "Ирак" (104*F - 36 Parallele). Написал сей пост сидя в поезде на обратной дороге, по свежим впечатлениям.
 
Итак, наша команда ехала на игру двумя группами. Первая прибыла за день до начала, дабы как следует подготовить наши позиции в лагере. Во второй, и как в следствии получилось, в составе одного человека, ехал я.
 
Прибыл в Херсон в 7 утра четверга. Город встретил солнечной погодой и новеньким вокзалом. Доставка на полигон планировалась на 10 утра, поэтому, посидев 3 часа в зале ожидания, загрузился вместе с группой американцев и британцев в автобус и двинул в путь.
 
Высадили нас на въезде в полигон, в так называемом "relax" лагере, на границе пустыни. Там присутствовал последний оплот цивилизации в виде туалета, душа и даже бассейна (к сожалению, закрытых для простых солдат НАТО на протяжении всей игры).
 
Погрузившись на грузовик, выдвинулись вглубь пустыни, в район нашей базы. Тут впервые почувствовался особый дух игры, так как по пути проезжали застрявшие в песке машины, да и сами пару раз чуть не встряли на слишком высоких дюнах.
 
 
Приехав на базу, мне не пришлось долго бездельничать. Хотя лагерь и был уже обустроен, укрепления периметра были построены только частично. Я нашел свою команду возводящую первый бункер периметра, "альфа и омегу" нашей обороны.
 
 
Не знаю как было на прошлых играх серии, но в этот раз организаторы предоставили игрокам неограниченное количество пустых мешков, в которые можно было засыпать песок, и из этих мешков строить укрепления. Построенный таким образом "бункер" можно было накрыть фанерой или сетью.
 
Кроме того, на выбор игроков было возведение полос колючей проволоки по периметру базы, а кое-где проходы были и вовсе заминированы.
 
Не смотря на то, что все это строилось собственными усилиями, было очень круто иметь возможность непосредственно влиять на процесс создания базы, а не просто принять ее как неизменное владение, как на других играх.
 
Построив первый бункер, нам довелось строить еще и второй (что под палящим солнцем тогда не вызывало особого энтузиазма). Между этими двумя бункерами и был поставлен контрольно-пропускной пункт базы.
 
К тому времени как мы практически управились со вторым бункером (6 вечера четверга), всех созвали на общее построение и игра официально началась. Как мне показалось, немецкая сторона занимала добрую треть состава стороны НАТО.
 
После построения состоялся брифинг командиров. Еще одним новым элементом, который я заметил, была ротация командиров немцев во время игры (из кандидатов выбранных БВК). Возможно это, с течением времени, увеличит эффективность нашей совместной работы.
 
Как бы то ни было, первой задачей немецкой стороны была охрана позиций базы (с 7 вечера до часу ночи пятницы). Мы воспользовались этим временем, чтобы достроить наконец-таки второй бункер и... поесть очень вкусный плов, приготовленный товарищами Горными Егерями.
 
К сожалению, наше отделение поставили охранять базу совсем не в те райские бунгало, которые мы, в поте лица, строили весь день. Бункера построенные другими игроками были тесными и неудобными, а хороший обзор присутствовал только в тех, которые вообще... не имели крыши.
 
 
Во время нашего дежурства случился только один инцидент, который привел к бану игрока курдской стороны. Ребята с соседнего укрепления заметили подползающего к периметру курда и открыли плотный огонь по нему. Тот не "умер", но остановил движение. По прошествии 20-ти минут он так и остался лежать, что вызвало беспокойство у нас состоянием его здоровья. Когда группа приблизилась поверить что с ним, он перевернулся и подорвал гранату. Это спровоцировало конфликт, т.к. он нарушил правила умирания, но не признавал этого и долго спорил сначала с игроками, а потом и с организаторами.
 
Долго ли, коротко ли, в час ночи нас сняли с охраны периметра и отправили в первую миссию за пределами базы. Нам нужно было захватить точку,которую уже безуспешно пытались штурмовать американцы. Точка находилась на расстоянии одного километра ходу от базы и представляла собой двадцати-метровую дюну, на вершине которой стояла окопанная беседка.
 
 
Поход к точке показал всю особенность игры в пустынной местности — бежать было очень сложно, ноги грузли в песке при ходьбе, дорога напрямик была чередой подъемов на десятиметровый барханы и спуски с них. Из-за чрезмерных усилий, в течение десяти минут, пот пропитывал все слои одежды, включая бронежилет. Пот стекал из-под каски маленькими ручейками, затрудняя обзор. Барханы чередовались очень плотно и при подъеме на каждый из них, был шанс нарваться на сидящую за барханом засаду. Именно так я и "погиб" в первый раз, не дойдя до точки трети пути.
 
Совершенно изнуренный, еле найдя дорогу назад к базе, я добрался до нашей палатки и уснул до нашей утренней смены в 11 утра.
 
По рассказам ребят, в том ночном походе нам удалось захватить и удерживать беседку до утра. С беседки они выбили курдов, находящихся в сильном алкогольном опьянении и неадеквате.
 
Отлично пообедав наваристым супом, приготовленным Горными Егерями из 232, мы приготовились к выходу на очередное задание, которое оказалось... очередным штурмом беседки. Утром с нее выбили оборонявшихся американцев.
 
 
Повздыхав о нерадивости американцев, мы выдвинулись в путь. Широкой цепью подойдя к беседке, нарвались на минометный огонь и заложенные на подступах мины. При поддержке мотивирующей музыки из мегафона Пака, мы смогли таки забраться на холм и освободить беседку от неприятеля. В последующей контр-атаке курдов наша группа уменьшилась до трети первоначального состава, но смогла устоять. Меня же снова "убили" и я отправился в лагерь на машине-эвакуаторе.
 
Во воемя моего лечения, разразился настоящий ливень, загнавший весь личный состав базы, кроме обороняющих периметр, в палатки. Ребята, сидевшие в этот момент в построенных нами бункерах, страдали от дождя меньше всего благодаря добротно поставленной крыше. Сильно намокли стоящие в обороне беседки, но как только дождь стих, мы выехали сменить их.
 
 
Прибыв на точку, наш отряд разместился в окопах, развернул миномет и начал охрану точки. Через некоторое время на соседнем холме начали появляться курды и выкрикивать анти-натовские лозунги. Они все прибывали и, мало того, развернули напротив наших позиций свой миномет, который вскоре и начал обширную артиллерийскую дуэль с обоих позиций. Зрелище было очень феерическим — кроме самих минометов, в ход шли подствольники и рпг.
 

В разгар перестрелки, курды начали понемногу обходить наши позиции с фланга, чему мы не могли активно препятствовать по причине отказавших подствольников. Этот обход закончился штурмом, в котором мы потеряли две трети защитников беседки. Но защита устояла и задача была выполнена.
 
В последующие пару часов курды не проявляли особой активности, кроме одного раза, когда внезапным штурмом накрыло почти все подъехавшее к нам подкрепление. Воспользовавшись сумерками и тишиной, я и Фру помогли саперу заминировать подходы к беседке со стороны леса.
 
Занимательно, что использовались не обычные растяжки, а нажимные мины, которые прикапывались в песок.
 
Остаток времени до полуночи мы просидели в холоде, тишине и темноте, изредка озаряемой осветительными ракетами. В какой-то момент раздался громкий взрыв и сполох со стороны курдского лагеря. Что это было мы так и не узнали.
 
В полночь мы наконец получили подкрепление из штаба. Стоило только ребятам занять места, как начался полномасштабный штурм беседки курдами. Возобновилась минометная перестрелка, которая ночью выглядела еще красочней. Горящие гранаты, вырывающиеся из стволов минометов арками пересекали воздух, осветительные ракеты пролетающие довольно низко, крики и стрельба — все это создавало именно тот «момент», ради которого едешь к черту на рога за игрой.
 
 
Как бы то ни было, с последним подкреплением, «ожила» все наша команда, и вместо обороны позиций, нам с абордажниками приказали быстро и незаметно обойти курдов с фланга и уничтожить минометную точку. В итоге, «быстро» получилось, а с «незаметно» — не срослось. В решающем штурме минометной позиции нашу группу засветили фонарями.
 
Меня ранили, но основная группа успела скрыться. Курды заметили мое обездвиженное тело и решили взять меня в плен. Так как идти я не мог, они подхватили меня и протащили метров 300 с передовой в свой шалаш, оказавшийся в деревьях неподалеку. Курды оказали мне «первую помощь» избавив от надежды быстрой «смерти». В обстановке полной суматохи, на голову мне надели мешок и стали обсуждать как именно меня будут пытать. Тут на улице послышался шум и крики. На меня тут же надели пояс со взрывчаткой, к голове приставили пистолет и выволокли из палатки. Раздались крики «опусти оружие, или мы его убьем» и я понял, что группа вернулась спасти меня. Это была моя последняя мысль, потому как я и державший меня курд (которым оказался Паша Тур) поделили очередь шаров в голову. Моего «спасителя» (Фашиста из абордажников) тоже тут же расстреляли.
 
Возвращаясь «мертвыми» обратно на базу, мы встретили остатки нашей штурмовой группы, от которой осталось два человека. Остальные «погибли» штурмуя миномет и вызволяя меня. На этом для нас закончилась кульминация игры. 
 
Возвратились на базу мы как раз к началу своей смены по озране базы. Это было уже 12 часов нашего бодрствования, поэтому смену команда приняла без энтузиазма.
 
До рассвета не происходило практически ничего интересного. Единственными, кто нас потревожил был возвращающийся отряд Snake, который вечером переоделся в курдов и отправился наводить хаос в тылу врага. На сколько я слышал, им это вполне удалось — они успешно проникли в лагерь курдов и подорвали там большую группу боевиков.
 
На рассвете курды атаковали наши позиции, но нам удалось без труда отбиться. Видимо, они не ожидали встретить на охране базы никого, как это случилось на британской базе, откуда давеча ними был украден флаг.
 
 
Из последних усилий дождались семи утра, когда нас на постах сменили американцы. После 19 часов активного бодрствования сон не пришлось долго ждать...
 
Проснувшись и пообедав, часть нашей команды отправилось в патрулирование окрестностей базы, а часть, включая меня, осталась охранять позиции. Первые вступили в стычку с курдами, а для охранников оставшиеся 6 часов игры прошли тихо и без эксцессов.
 
 
На этом был объявлен конец игры, и, вскоре, прошло финальное построение. Как выяснилось, часть американцев уехало с игры еще вчера, что и объяснило необходимость стоять на постах дольше, чем мы рассчитывали. Не порадовало то, что в отличие от львовского открытия, прямо на построении не спросили мнения игроков о игре. В прошлый раз это как-то спустило пар у негодующих.
 
После построения, начались обычные для больших игр гуляния. Очень порадовали спортивные утехи, устроенные американцами — перетягивание каната и игра в слона. Это как-то разнообразило монотонное распитие немцами алкоголя. Принявшие участие в перетягивании каната немцы, победили со счетом 5:0, у разных амерканских подраздилений, в числе участников был и наш боец Фишер.
 
Проспав пару часов, с первыми лучами рассвета, я покинул полигон с первой группой уезжающих, т.к. Мой поезд был в десять утра воскресенья.
 

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Введите, если вы не бот.
© 2011, Официальный сайт киевской страйбольной команды 1./373 Kompanie. Вход